alxxx_61 (alxxx_61) wrote,
alxxx_61
alxxx_61

Оренбургская казачка Кудашева

SWScan00162_8001
№ 9 ЖУРНАЛА «ИСКРЫ», ГОД 1914-Й
http://www.odin-fakt.ru/iskry/_9_jurnala_iskry_god1914/
Кудашева Александра Георгиевна

— вдова войск. старшины Оренбург. казач. войска, известная своим 12000-верстным пробегом верхом из Харбина в СПб. 2 мая 1910 г. К. выехала из Харбина на Монголике, в сопровождении лишь собаки, сенбернара, и весь путь совершила одна, все время сама ухаживая за лошадью; Монголик — лошадь чистых монгольск. кровей, совсем дикая, бывшая перед поездкой под седлом всего лишь 4 раза, светло-серой масти, 8 л., иноходец, ростом 1 арш. 13 верш.; общий вес груза — всадница, седло и перемет, сумы с необходим. вещами сост. 6 пд. Взяв от Харбина направление по линии расположения манчжур. погранич. войск к старому Московско-Сибир. тракту, К. ехала по Манчжурии в период дождей по затопленным разлившимися реками местам; тайгой, бродяжьими тропами (от ст. Суджанки до ст. Болотной, Сибир. ж. д.), а от ст. Болотной до села Кустеля (18 верст) вынуждена была взять проводников, чтобы пробраться через болота. Между Читой и Верхнеудинском К. перевалила Яблоновый хребет и ехала по совершенно безлюдной мес-ти. В начале июля К. была уже в Иркутске, а 22 авг. — в Красноярске. После 6 дней остановки К. выехала далее и 1 окт. приехала в Омск, где пробыла 20 суток. Отсюда, по просьбе воен. начальника, К. поехала не трактом, а станицами 2-го отд. Сибир. казач. войска, где ее восторженно встречали офицеры и казаки. 6 янв. 1911 г. К. прибыла в Челябинск, в конце янв. перевалила Урал, сделала остановку на Саткинском заводе вследствие 42° мороза, в мрт. прибыла в Казань, в апр. в Н. Новгород и в первых числах авг. 1911 г. в СПб., преодолев 12 060 верст. Главной целью поездки, по словам К., было "доказать Гос-рю Имп-ру верность ему не только казаков, но и казачек, которые всегда готовы вступить в ряды войска на защиту родины". Своего Монголика К. поднесла в дар Наследнику Цес-чу. В половине апр. 1913 г. К. выехала из Владивостока во 2-й свой дальний пробег, конечной целью которого является также СПб. Свой путь она совершает верхом на жеребце Крите, предоставленном ей местн. заводом Яновского для испытания выносливости рус. кавалер. лошади. Крит только что вернулся в хорошем виде из 2000-верст. пробега по Корее. Лошадь известна владивостокскому ипподрому и имеет 21 первый приз. ("Нов. Вр.". 1911. 4 авг. и 1913. 24 мрт.).

{Воен. энц.}


За путешествием отважной казачки следили газеты.
http://starosti.ru/


07022172445dc2fffb8846
22 (09) августа 1910 года
Из Харбина в Петербург верхом
В Петербурге в сентябре месяце ожидается с Дальнего Востока известная спортсменка г-жа Кудашева. Она отправилась из Харбина в Петербург на лошади верхом. Свою цель г-жа Кудашева формулирует так: «Хочу доказать выносливость и смелость, которую может выказать русская женщина, в частности доказать опытность казачки в отношении ухода за лошадью и способности сделать 8000-версный пробег совершенно самостоятельно». Г-жа Кудашева бывшая железнодорожная служащая. Имеет за последнюю войну золотую медаль «за усердие». Мысль сделать пробег, г-жа Кудашева лелеяла в душе более двух лет и наконец приурочила старт к весне с той целью, чтобы исключить из необходимого для его совершения времени суровую часть зимы. Путешественница едет по-мужски, в черкеске, седло форменное, казачьего образца, вооружение – охотничий кинжал и револьвер.
Она едет на коне-монголе, являющемся образцом конской беспорочности. Это иноходец светло-серой масти, восьми лет, ростом 1 аршин 13 вершков. Второй спутник г-жи Кудашевой – чистокровный восьмимесячный сенбернар, кличка «Фараб».


10112926244cf38c4674057
07 декабря (24 ноября) 1910 года
Путешествующая верхом из Харбина в Петербург А.Г.Кудашева вынуждена прожить в Кургане неделю полторы. Причина остановки - болезнь лошади.

09061611314a37995209304
10 декабря (27 ноября) 1910 года
Путешественница Кудашева
КУРГАН, 26,ХI. Остановилась, вследствие болезни лошади, оригинальная путешественница Кудашева, предпринявшая поездку на лошади из Харбина в Петербург.

газета "Казакъ" № 9 от 1 февраля 1911 года, Миасс
Отважная путешественница
Девять тысяч вёрст верхом планирует преодолеть отважная путешественница, наша землячка

24 января 1911 года в Миасс прибыла путешественница А.Г. Кудашева, продолжающая свой путь всё время верхом. Маршрут её - Харбин-Петербург, то есть расстоянием до 9000 верст.

Госпожа Кудашева наша землячка, казачка, уроженка посёлка Благословленного Оренбургской станицы. Едет она на иноходце чистых монгольских кровей "Монголик", взятом ею по указанию ротмистра Заамурского округа пограничной стражи Батурина, из табуна в Манчжурии, совершенно необъезженным; ныне же "Монголик" настолько объезжен и обучен г-жой Кудашевой, что превосходно понимает приказания своей владелицы и так приучен, что никого кроме ее до себя не допускает.

Возраст "Монголика" - 8 лет, рост 1 арш. 13 верш., масти светло-серой. Г-жа Кудашева сама за ним ухаживает: кормит, поит его, чистит и седлает без помощи других. Несмотря на пройденный такой дальний путь - от Харбина до Миасса (7000 вер.), у "Монголика" нисколько не повреждена спина.

Отважная путешественница одета в черкесский чекмень, в большой мохнатой казачьей папахе, вооружена револьвером, кинжалом, шашкой, с ногайкой через плечо. Весь необходимый дорожный багаж она везет во вьюке при седле.

Несмотря на такой дальний предпринятый ею путь, сопряженный с лишениями и опасностью для жизни, отважная путешественница едет одна, без всякого провожатого.

При отъезде из Харбина г-жа Кудашева взяла с собою свою собаку сенбернарской породы под названием "Фараба", но собака в выносливости оказалась далеко ниже своей владелицы, так что ее пришлось оставить в Чите на попечении командира 1-го Читинского казачьего полка, полковника Ловцева.

Александра Герасимовна любезно поделилась с нами сведениями о своем путешествии и дорожными впечатлениями. На наш вопрос о цели путешествия она твердо заявила: "Хочу показать русскому народу и иностранцам выносливость русской женщины-казачки, способность и готовность ее в тяжелую годину встать на защиту родины в ряды вместе с казаками. Вот главная и единственная цель моего путешествия".

Александра Герасимовна прибыла в Миасс из Кундравинской станицы; этот путь (25 вер.) она вынуждена была пройти пешком, ведя "Многолика" в поводу по случаю растяжений связок в одном из суставов его ноги, и завила, что способна идти пешком и вести "Монголика" в поводу все время, пока не пройдет болезнь его. На наше предложение обратиться к ветеринарной помощи она заявила, что считает таковую в дороге неуместной и хлопотливой, да вряд ли в этой болезни и полезной.

Александра Герасимовна выехала из Харбина 2 мая 1910 года и свой путь по Сибири все время продолжала по большому Сибирскому тракту, в 130 верстах в стороне от полотна Сибирской железной дороги.

По ее заявлению, она очень довольна предупредительностью и обращением в с ней начальствующих лиц во все время следования от Харбина до Миасса, а также и обращением казаков, начиная от забайкальцев, сибирцев и кончая оренбуржцами. Так например, атаман 3-го отдела, полковник Угличининов выслал ей на встречу в Челябинск офицеров и казаков, которые поднесли отважной путешественнице-землячке от лица казаков третьего отдела приветственный адрес.


070221164145dc2fb95bf7e
02 мая (19 апреля) 1911 года
НИЖНИЙ-НОВГОРОД. Сюда прибыла едущая верхом из Харбина в Петербург вдова войскового старшины Кудашева и остановилась в губернаторском доме. Всадница чувствует себя хорошо, вид у лошади бодрый.

09061611314a37995209304
14 (01) июня 1911 года
Женщина 10 000 верст на лошади.
        Третьего дня, вечером, в Москву приехала верхом на лошади вдова оренбургского войскового старшины А.Г.Кудашева, проехавшая 10 000 верст. [...]
Г-жа Кудашева - высокая, сухая женщина, с короткими стриженными волосам, 36-ти лет. Одета в казацкий бешметик, плисовые шаровары и высокие личные сапоги. Головным убором ей служит казацкая папаха.
Ее лошадь "Монголик", 8-ми лет, 1 арш. 13 верш. роста, чисто монгольской крови, отличающаяся хорошим бегом и необыкновенной выносливостью. [...]
2-го мая 1910 года, - рассказывает г-жа Кудашева, - я выехала верхом на своем "Монголике" из Харбина. Рысью я проезжаю 18 верст в час, тропою - 8 верст. Езжу исключительно днем. Самым большим количество верст, сделанным мною за сутки, были 80 верст, меньшим - 15. [...]
От самого Иркутска до Тобольска крестьяне считали меня за тайного жандарма. В Тобольской губернии старообрядцы признавали меня за антихриста. [...]
В селе Картамыш, Оренбургской губернии, крестьяне откуда-то взяли, что лошадь говорит со мной по-немецки. Любопытные приехали и настойчиво предлагали мне поговорить с нею какую угодно цену. [...]
Цель ее поездки - доказать выносливость русской женщины вообще и казачки в частности.


0712077947599d7c0a64c
17 (04) июня 1911 года
А.Г. Кудашева в Москве 
Вчера офицеры 1 донского казачьего полка давали обед в честь своей гостьи -
отважной путешественнице верхом из Сибири в Петербург, г-же Кудашевой
Было провозглашено много тостов.


080216463947b72cd2d9a5a
28 (15) июня 1911 года
Из Москвы.
Выехала в Петербург верхом казачка Кудашева. Донской полк провожал смелую путешественницу.

07022172445dc2fffb8846
30 (17) июня 1911 года
ОТЪЕЗД А.Г.КУДАШЕВОЙ.        
Вчера, в 4 часа дня, отправилась в дальнейший путь гостившая в Москве путешественница А.Г.Кудашева, направляющаяся верхом на своей лошади «Монголик» из Харбина в Петербург. А.Г.Кудашева поехала по Петербургскому шоссе на Тверь и Вышний-Волочек. В Петербург А.Г.предполагает приехать не ранее, чем через месяц, так как нужно беречь «Монголика», который после болезни ног еще не совсем оправился.
1106300324e0c7c97c0614А.Г.Кудашева, путешествующая верхом на лошади из Харбина в Петербург.

070221164145dc2fb95bf7e
29 (16) июля 1911 года
НОВГОРОД. Прибыла путешественница казачка Кудашева и остановилась в артиллерийских казармах. В виду болезни лошади Кудашева пробудет в городе дня три.

07022172445dc2fffb8846
29 (16) августа 1911 года
Высочайшая аудiенцiя женщинѣ-всаднику Кудашевой.
        15 августа Государю Императору на собственной Ея Величества дачѣ «Александрія» имѣла счастье представляться прибывшая на лошади верхомъ изъ Харбина вдова войсковаго старшины Кудашева, къ которой изволили выйти: Государь Императоръ и Ихъ Императорскiя Высочества: Наслѣдникъ Цесаревичъ и Великiй Князь Алексѣй Николаевичъ и Августѣйшія Дочери Ихъ Величествъ. Его Величество удостоилъ разспросовъ смѣлую путешественницу. Г-жа Кудашева имѣла счастье подвести Наслѣднику Цесаревичу свою выносливую лошадь «Монголка», совершившую трудное путешествіе изъ Харбина въ Петербургъ.


Вспоминают и сейчас.
http://vecher.kz/index2.php?S=15-201002180600&PHPSESSID=5375ea8f9359d87e35d6a8e767250f9c

Вечерний Алматы:
18.02.2010

Через Семипалатинск, Сергио­поль, Капал 14 февраля 1914 года Кудашева прибыла в Верный. За Алферовской рощей (ныне роща Баума) ее встретили чины местной администрации и президиум местного скакового общества. В саду Военного собрания (ныне Музей казахских музыкальных инструментов, рядом с парком 28 героев-панфиловцев) для Кудашевой были приготовлены две богатые юрты, соединенные в одно помещение. Надо полагать, что одна из юрт была предназначена для Кудашевой, а другая – для ее Крита. В первый день Кудашева хлопотала около коня, никому не доверяя уход за ним: сама кормила, чистила, занималась ковкой.
На второй день Кудашева провела три часа в семье генерал-губернатора Михаила Фольбаума. Вечером, с 19.00 до 21.00, она сделала в Военном собрании доклад. Зал был переполнен. Выход Кудашевой был встречен аплодисментами. Перед присутствующими предстала коротко остриженная, одетая по-мужски – в бешмет и черкеску кавказского покроя – женщина лет сорока. Она рассказывала о себе, о своем путешествии, о том, как кормит коня и ухаживает за ним. При этом, по свидетельству очевидца, говорила внятно, ясно, не книжным языком, а вела рассказ по памяти, лишь изредка заглядывая в листки конспекта. Из этого-то доклада можно было узнать о биографии Кудашевой, о том, что ее подвигло на путешествие.

Александра Герасимовна (по другим сведениям – Георгиевна) Кудашева была по происхождению оренбургской казачкой. Родилась в Хиве во время Хивинского похода 1873 года.
Она рано осиротела, и воспитывалась попечителем и войсковой средой. Детство провела с полком в военных походах по пескам Азии. В такой же обстановке вышла замуж и провела молодость. Таким образом, ее мир – поход, седло, лошадь. Другой жизни, по крайней мере, городской, она фактически не знала.
В годы смуты (1905–1907 гг.) Кудашева решила съездить в Петербург и посмотреть на государя и его семью. Однако неожиданно умер ее муж, и на руках остались дети. Поездку пришлось отложить. Когда дети подросли, определила их на воспитание и обучение в военно-учебное заведение. И в том же 1910 году отправилась в давно планируемую поездку. Путь начинался в Монголии. Под седлом у Кудашевой был конь породы монголик. На нем она и проехала 12600 трудных верст до Петербурга. Весть об отважной путешественнице быстро разнеслась по России и дошла до императора, который решил лично взглянуть на Кудашеву. В Петербурге она была принята царской семьей. Своего монголика Кудашева подарила наследнику-цесаревичу. Николай II в долгу не остался и преподнес отважной женщине бриллиантовую брошь-корону с часами.
Кроме того, император предложил ей подвергнуть аналогичному испытанию коня чистокровной породы. Выбор пал на Крита – четырехлетнего арабского скакуна, который незадолго до этого был преподнесен в дар Николаю II коннозаводчиком из Уссурийского края Янковским. Крит воспитывался для участия в скачках, и до того, как попал к Кудашевой, выиграл 21 приз. И вот в 1911 году она приступила к выполнению "угодного царю опыта".
Для верненцев приезд Кудашевой имел значение не только тем, что вносил разнообразие в сонную жизнь провинциального города, но и тем, что в Семиречье в то время решался принципиальный для местных коневодов спор: в каком направлении в крае должно развиваться коневодство. Многие полагали, что степная казахская лошадь хотя и максимально приспособлена к здешним природным условиям и вынослива, слишком мала и нуждается в улучшении путем привития кровей культурных пород.

Верненская байга

Решили, что наилучшее разрешение спора – устройство скачек, которые должны были показать преимущество тех или иных лошадей. Скачки в октябре 1913 года продемонстрировали, что лошади английской породы по резвости намного превосходят местную разновидность. Эксперимент Кудашевой был очень важен, так как ее Крит был чистокровным арабом, и то что он оказался способным выдержать длительное путешествие, было веским аргументом в пользу выносливости культурных пород. Действительно, Крит проделывал ежедневно в среднем 25–30 верст, а порой и все 50–60.
После состязаний Кудашева одобрила программу выработки семиреченской лошади. Местную степную лошадь она оценила как совсем плохую и дала ряд советов по ее улучшению. Лучшая лошадь, по мнению Кудашевой, – монгольская степная. Однако из-за низкорослости и она, по словам путешественницы, нуждалась в улучшении. Поделилась Кудашева и путевыми впечатлениями о разных народах, с которыми она сталкивалась по пути, – японцах, китайцах, корейцах, монголах.
17 февраля Кудашева попрощалась с Верным и отправилась дальше. В ее планы входило посещение всех коренных областей Туркестана с остановками в Ташкенте, Самарканде, Ашхабаде. Далее – Астрахань, Уральск, Оренбург, Вологда, Петербург.

_____________________________________________________________________________________________________________
Вспоминали о ней современники.

А. М. Поляков. Записки жандармского офицера.
http://rus-turk.livejournal.com/143787.html

Помню, 23 апреля 1913 года через Чарджоуй проезжала, делая кавалерийский пробег, небезызвестная в спортсменском мире Кудашева, которая делала испытание на выносливость английской лошади при дальних расстояниях. Эта Кудашева, подобно своему предшественнику Пешкову, на коне монгольской породы Монголик проехала верхом из Харбина в Петербург и, когда она по этому случаю представлялась бывшему царю, то Николай II дал ей для испытания своего английского жеребца Крит, который оценивался, по словам Кудашевой, в 36 тысяч рублей, с тем, чтобы она объехала на нем всю Сибирь, Алтай, Туркестан и вернулась бы в Петербург. [Кудашева А. Г., вдова войскового старшины Оренбургского казачьего войска. Совершила пробег длиной 12060 верст (около 12865 км) верхом по маршруту Харбин—Петербург с мая 1910 года по август 1911 года. Подарила коня цесаревичу Алексею. Второй поход провела в 1913 году по маршруту Владивосток—Петербург на жеребце Крит. — прим. ред.].

Я думал увидеть лихую наездницу, чудесного коня, услышать от нее много интересного, почему даже квартиру предложил ей у себя, но представьте наше с женой разочарование, когда мы увидели старую, корявую бабу, подрумяненную, с подведенными глазами, но с грязными ногтями, которая делала перехода в сутки от 8 до 15 верст со всеми удобствами, то есть попросту каталась в свое удовольствие, а ее Крит был похож на раскормленного кабана, даже с раздвоенным крупом. Все ее ухаживание за ним состояло в том, что она его целовала в морду и около него спала, а кормили его, поили, смотрели, седлали и расседлывали посторонние люди. При мне она сделала пробеги: от станции Фараб до Чарджоу — 8 верст (я ей тогда разрешил переехать через Амударьинский мост) — это в один день, 22–го апреля; 23–го она сделала у меня дневку, а 24–го она проехала из русского Чарджоу в туземный — 9 верст, итого в три дня всего 17 верст! Ее вещи и фураж везли по железной дороге.

Боже мой, какой разврат допускался при Николае Романове! Что же стоил ее пробег правительству и обществам (городским, сельским и другим), если ее переход через бухарские владения в несколько дней, по словам бека, стоил бухарскому правительству более 800 рублей?

Когда Кудашева ночевала у меня, то для коня сделали специальную палатку, а ей, Кудашевой, особую в ней загородку из местных ковров, и в таких удобствах конь, по брюхо в сене, а она в шикарной постели отдыхала от переходов. Вот так кавалерийский пробег!

Чего же, впрочем, удивляться, когда она сама мне рассказывала, что все это ей устроил Распутин. Через год она была опять в Чарджоу, но на этот раз она ехала уже в своем естественном виде, то есть в женском платье, по какому–то секретному поручению правительства сперва в Хиву, потом в Афганистан и затем в Персию. После «кавалерийского пробега» попала в секретные дипломаты. Бедная Россия, что только в ней не творилось?..

Краткое послесловие автора
Настоящие «Записки» я начал писать вскоре после государственного переворота и окончил их в августе 1917 года. Поэтому по настроению они отвечают этому периоду времени.

Сергей ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ
О прожитом
http://magazines.russ.ru/ural/2007/8/pre14-pr.html

(Действие происходит в станице Пресногорьковской Сибирского казачьего войска в 1917?)

Как-то, играя за общественными амбарами на площадке у леска Лазаретника в мячик, мы увидели, что по дороге от поселка Крутоярского ехал всадник на белом коне. Прекратив игру, гурьбой, кто вперед, мы бросились навстречу всаднику. Первым делом мы особое внимание обратили на коня, уж очень он всем нам понравился, конь был красив, белой масти, сияющий в солнечных лучах. Остановив коня, всадник спросил у нас, как проехать к ветеринарному врачу — Александру Петровичу Шехтеру. Среди нас оказались два сына А.П. Шехтера — Николай и Павел и, естественно, всей гурьбой мы провожали всадника до дома Шехтера. Всадник не являлся знакомым человеком Шехтера, видимо, он по пути следования на предыдущих остановках выяснял, где и у кого бы он смог остановиться. По приезде всадник отрекомендовался Александрой Герасимовной Колпаковской. Мы, конечно, были удивлены, что всадник оказался женщиной. Одета она была в широкие шаровары, в длинную черкеску, подпоясанную наборным ремнем при кинжале и пистолете, в черную папаху с длинным ворсом. Пока она знакомилась с семейством, умывалась и приводила в порядок себя и своего коня, подошел довольно порядочный по объему ее багаж, и станица уже знала и говорила о ее приезде. Особо был встревожен и удивлен приездом “какой-то Колпаковской” проживавший по соседству с Шехтером восьмидесяти четырехлетний генерал-майор в отставке Иван Яковлевич Нирбут. Приодевшись, он пошел к Шехтеру для встречи с ней (он, будучи хорошо знаком с Шехтером, почему-то бывал у них редко). Придя к Шехтеру, он застал всех в столовой, извинился за свой визит, здороваясь с ней и представляясь ей, заявил, что он очень хотел бы знать настоящее имя, отчество и фамилию уважаемой Александры Герасимовны, ибо он, будучи женат на родной сестре Александры Герасимовны Колпаковской, — дочери бывшего губернатора Оренбургской губернии генерала Колпаковского, хорошо знал, что Александра Герасимовна умерла, и он лично присутствовал на ее похоронах.

Спутница, поставленная им в очень неудобное положение, встала и перед всеми извинившись, сказала, что она имела в виду и дальше следовать “инкогнито”, но, оказавшись случайно разоблаченной, достала документ личности и прочла, что она в действительности является Александрой Герасимовной Кудашевой, женой или дочерью, теперь не помню, князя Кудашева.

Конечной целью ее поездки была эвакуация в Омск, а дальше — в Китай. Прожив у Шехтера несколько дней и ознакомившись со станицей, княгиня Кудашева решила на некоторое время задержаться в станице Пресногорьковской и стала подыскивать для себя и коня соответствующее помещение. Таким помещением оказалась наша летняя кухня, где она и обосновалась вместе с конем — чистокровным арабом Лориком. Конь понимал ее с одного слова. Спал он тут же, на матраце, набитом соломой. Кормушки для сена и овса были тут же. Ел он против наших лошадей сравнительно мало. Всех посетителей, с кем бы она ни приходила или кто бы к ней ни приходил, при ней он пропускал беспрепятственно, давая свободный подход к столу, не мешая разговаривать. Зайти же в избушку в отсутствии хозяйки было невозможно. Только кто-то открывал дверь, как он, прижав уши и оскалив зубы, с шумом бросался на посетителя и тут же брал зубами за ремень, висевший на двери, закрывал ее. Редко она закрывала свою избушку на замок. На Лорика, как на сторожа, можно было положиться. Уходя куда-либо надолго, она оставляла ему соответствующую посуду. Обычно он терпел и ждал ее возвращения. Небольшую проминку его она делала по кругу во дворе или проезжала его сама верхом в седле. Разрешала делать проминку его и мне, но только без седла, и только однажды она разрешила мне проехать в седле. Седло казачьей формы, само седло, стремена, подпруга и шлем были украшены золотыми и серебряными орнаментами. Потники обшиты тонким персидским ковром. Седло это ей было подарено, как она говорила, в империалистическую войну главнокомандующим войсками Н.Н. Романовым, дядей царя Николая II. Кудашева, имея воинское звание полковника, командовала отдельным казачьим полком.

В то время ей было около сорока пяти лет. Столовалась она у нас. За завтраками и обедами она обычно не задерживалась. Вечерний чай проходил в беседах и спорах с отцом.

Кудашева имела высшее образование, имела два диплома, ветеринарного и медицинского врачей. Много путешествовала, долго жила в Индии, владела гипнозом. Говорила на многих языках, свободно говорила и по-казахски. Лечила она в основном гипнозом и лекарствами из трав. Кроме этого, к ней много обращалось людей и лично, и по почте как к гадалке, знающей астрологию и хиромантию. Выступала с лекциями, проводила беседы и показные занятия по уходу за конем, показывала правильную ковку и расчистку копыт. Изредка на вечерах, устраиваемых после спектаклей, танцевала лезгинку. Во время танца, идя по кругу, выбрасывала к потолку свой кинжал и, не задерживаясь, в танце ловила его, и так повторяла несколько раз.

Прожила она у нас около года. Уехала от нас в Курган на Смолинский конный завод и там по совместительству заведовала городской ветеринарной амбулаторией.

Дальнейшая ее судьба неизвестна. В конце 1917 года я у нее был.

_________________________________________________________________________________________________________________

Добавить нечего.
Разве что вот это, но не ясно, идет ли речь о нашей героине (год рождения совпадает, место рождения Петроград? - да кого тогда интересовало место рождения, если приговор - ВМН вынесен за неделю до ареста):

Кудашева Александра Герасимовна

Родилась в 1873 г., РСФСР район, Петроград.; русский; образование начальное; Зав. зем. отделом. Проживала: Акмолинская обл. (Целиноградская) Кокчетав..
Арестована 8 марта 1921 г. ЧК Акмолинской губ.
Приговорена: Тр. ВЧК по Сибири 2 марта 1921 г.
Приговор: ВМН Реабилитирована 2 августа 1999 г. пр-ра Бостандыкского р-на г. Алматы Закон РК от 14.04.1993

Источник: Сведения ДКНБ РК по г.Алматы


Tags: история, лица, оренбург
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments